Попавшие в концлагерь воспоминания


Фашисты захватили Ростов 23 июля, а отца убили 24 июля, как мишень с пожарной вышки. Смотрим, едет к нам мужчина на велосипеде. В это время одна русская пробегала в тот лагерь.

Попавшие в концлагерь воспоминания

Ворота не закрывались днем, только стояла капо и не пускала с лагеря в лагерь. Сели в первый попавший поезд. Я находилась в лагере.

Попавшие в концлагерь воспоминания

Было картофельное поле, мы ползком от взрывов. Прожили мы в усадьбе 14 дней, потом комендант прислал за нами машину. Открыли дверь и мы бросились в душевую, где была абсолютно холодная январская вода в суровую зиму.

Высокая температура, бред. Наносили хворосту, наложили повыше угольником и постель с хвороста сделали. Нас стали бить прикладами, а на них кричать:

А мы стояли, прислонясь к стене, в ожидании чего-то великого, даже не было страшно. Летом мы не так испытывали голод. Немцы у нас забрали, мы только вышли за село. Всего убежало 80 человек. Память цепкая, никто не забыт, ничто не забыто. Петровская 9 сентября года. Им дано право бить, убивать и чем больше, тем лучше.

Через проволоку все видно, в лагере полно народу, играют дети. Думали, нас - очевидцев уничтожат, и мир не узнает правды об ужасах лагерей смерти.

Семья у них была: Иногда выйдешь с барака ночью, а с еврейского лагеря гонят голых женщин и детей в крематорий. На уроках часто засыпали. Шли в лагерь, поддерживая друг друга. Зашли на картофельное поле, выкапываем руками, зубами чистим и едим. В году фашисты особенно уничтожали евреев и цыган.

Утром, когда ходячих угоняли на работу, в лагерь въезжала машина и увозила мертвых и тех, кто уже не мог встать, в крематорию.

Охрана переполошилась, послали погоню, но тщетно. Мы работали в помещении напротив окна, все видели. Сами пошли искать по лесу.

Мы далеко в лес боялись углубляться. Немец часто отлучался от станка, доверял старым рабочим, они проработали вместе по шесть, восемь месяцев. Все время бредишь водою, снится вода.

После работы, в бараке похлебка и кусочек хлеба напополам с опилками. Везде стоны:

Кажется, горела земля и небо. Уже в телячьих вагонах мы складывали стихи, прощаясь с Ростовом: На работу давали редкую похлебку, а в больнице кашу.

На каждого одни нары, соломенный матрац и байковое одеяло и вшей не было. Близкого знакомства я не искала, стеснялась. Наверное, не первых они таких мучеников освобождали. Кто падал, того пристреливали конвоиры, это приказ.

Нас накормили, помылись, переночевали. После работы, в бараке похлебка и кусочек хлеба напополам с опилками. А ночью мы ходили, брали с кучи, а днем пекли, варить не было воды. Раз в день выводили нас на прогулку во двор, где можно было увидеть окна четырехэтажной тюрьмы, да кусочек неба.

Четыре крематория день и ночь пылали, сжигая человеческие жизни.

Время было трудное, учиться не было возможности, да и вечерней школы не было. Жили надеждой на освобождение, верили в Победу. Прожили мы на сборочном пункте два с половиной месяца. Мы вошли в первую попавшую комнатушку. Какой был переполох! Я очень обрадовалась, когда на меня указали выходить со строя.

Участвовала в школьной самодеятельности, с 6 класса была пионервожатой.



Любовь не кончается минус
Смотретть бесплатно порновидео папа дочка короткие
Мастурбация помогает росту пениса
Пассивный член
Бритая негритянка
Читать далее...

<